Джип-тур Байкал-Монголия
Круиз вслед за льдом Байкала
Охота и рыбалка на Байкале
ГлавнаяТурыЦены на турыДаты заездовАгентствамКонтакты
Номер в реестре туроператоров РТО 018365 

29 Сентября 2020, 00:49:28
Информация для агенств и отдыхающих

Байкальская сказка от ООО "Аккорд"!!!

Тур по Байкалу с экспертами Русского географического общества.

Звоните уже сейчас: +7 (914) 913-00-42 WhatsApp/Viber

Наша команда 2020

Освоение Сибири и Дальнего Востока
Завоевание Сибири происходило непоследовательно в географическом отношении. К концу XVI века была освоена Западная Сибирь. После этого открылись беспредельные просторы Восточной Сибири. С завоеванием Енисея целый поток завоевателей устремился на северо-восток Сибири. В результате уже в первой половине XVII века были освоены бассейны рек Лены и Колымы. Дальнейшие действия русских были перенесены на Амур и далее. Одновременно с освоением северо-востока Сибири по другому маршруту группа первопроходцев начала осваивать Прибайкалье, чем было положено начало освоению бассейна озера Байкал.       
Сначала — западной части озера Байкал, где были основаны в 1630 году — Илимский острог, в 1632 году — Иркутский острог, в 1631 году — Братский и Усть-Кутский остроги, в 1654 году — Балаганский острог, а затем — восточной части озера Байкал, где были основаны Баргузинской острог в 1648 году, Читинский (вначале Ингодинское зимовье) — в 1653 году, Нерчинский — в 1655 году, Селенгинский — в 1665 году, Верхнеудинский — в 1666 году.
 

Поход Ермака Тимофеевича

Происхождение Ермака неизвестно в точности: по одному преданию, он был родом с берегов Камы (Черепановская летопись), по другому - уроженцем Качалинской станицы на Дону (Броневский). (прим. - если с Камы - то уралец).  Его имя, по мнению профессора Никитского , есть изменение имени "Ермолай"; другие историки и летописцы производят его от Германа и Еремея. Одна летопись, считая имя Ермака прозвищем, дает ему христианское имя Василий. Ермак был сначала атаманом одной из многочисленных казацких шаек, разбойничавших на Волге и грабивших не только русских купцов и персидских послов, но и царские суда. Спасаясь от московских воевод, дружина казаков (больше 500 человек), под начальством атаманов Ермака Тимофеевича, Ивана Кольцо , Якова Михайлова, Никиты Пана и Матвея Мещеряка , пошла вверх по Каме и в июне 1579 г. прибыла на реку Чусовую, в чусовские городки братьев Строгановых . Здесь казаки жили два года и помогали Строгановым защищать их городки от нападения соседних инородцев. 1 сентября 1581 г. дружина казаков, под главным начальством Ермака, выступила в поход за Каменный Пояс (Урал). Инициатива этого похода, по летописям Есиповской и Ремизовской, принадлежала самому Ермаку; участие Строгановых ограничилось вынужденным снабжением казаков припасами и оружием. По свидетельству Строгановской летописи (принимаемому Карамзиным , Соловьевым и др.), Строгановы сами позвали казаков с Волги на Чусовую и отправили их в поход, присоединив к отряду Ермака (540 человек) 300 ратных людей из своих владений. Казаки поднялись на стругах вверх по Чусовой и по ее притоку, реке Серебряной, до сибирского волока, разделяющего бассейны Камы и Оби, и по волоку перетащили лодки в реку Жеравлю (Жаровлю). Здесь казаки должны были зазимовать (Ремизовская летопись) и только весной, по реке Жеравле, Баранче и Тагилу, выплыли в Туру. Два раза разбили они сибирских татар, на Туре и в устье Тавды. Кучум выслал против казаков Маметкула, с большим войском, но и это войско было разбито Ермаком на берегу Тобола, при урочище Бабасан. Наконец на Иртыше, под Чувашевом, казаки нанесли окончательное поражение татарам. Кучум оставил засеку, защищавшую главный город его ханства, Сибирь, и бежал на юг, в Ишимские степи. 26 октября 1582 г. Ермак вступил в покинутую татарами Сибирь. В декабре военачальник Кучума Маметкул истребил, из засады, один казацкий отряд на Абалацком озере; но следующей весной казаки нанесли новый удар Кучуму, взявши в плен Маметкула, на реке Вагае. Лето 1583 г. Ермак употребил на покорение татарских городков и улусов по реке Иртышу и Оби, встречая везде упорное сопротивление, и взял остяцкий город Назым. После взятия г. Сибири, Ермак отправил гонцов к Строгановым и посла к царю - атамана Кольцо. Иоанн IV принял его очень ласково, богато одарил казаков и в подкрепление им отправил князя Семена Болховского и Ивана Глухова, с 300 ратников. Царские воеводы прибыли к Ермаку осенью 1583 г., но их отряд не мог доставить существенной помощи убавившейся в битвах казацкой дружине. Атаманы гибли один за другим: при взятии Назыма убит был Никита Пан; весной 1584 г. татары изменнически убили Ивана Кольцо и Якова Михайлова. Атаман Мещеряк был осажден в своем стане татарами и только с большими потерями заставил отступить их хана, Карачу. 6 августа 1584 г. погиб и Ермак Тимофеевич. Он шел с небольшим отрядом в 50 человек по Иртышу; Кучум ночью напал на спавших казаков и истребил весь отряд. Ермак, по преданию, бросился в реку и утонул, не доплыв до своего струга. Казаков оставалось так мало, что атаман Мещеряк должен был выступить обратно в Русь. После двухлетнего владения казаки уступили Сибирь Кучуму, чтобы через год вернуться туда с новым отрядом царских войск.  

Первопроходцы на Енисее 

Мангазея – первый основанный в Красноярском крае острог. К сожалению, сохранилось слишком мало данных, проливающих свет на самый ранний период основания Мангазеи. Первая экспедиция Мирона Шаховского и Данилы Хрипунова в 1600 году окончилась неудачей. Дошел ли князь Шаховской до места и основал ли острог, не известно. Не дождавшись результатов первого похода, правительство послало второй, более значительный отряд казаков, под предводительством Василия Мосальского и Савлука Пушкина. Учитывая сложные сибирские условия и полное отсутствие сведений о казаках Мирона Шаховского, новым воеводам предписывалось идти «в Мангазею и в Енисею однолично наспех, днем и ночью, с великим береженьем, чтоб им в Мангазею и в Енисею притти водяным путем до заморозков. И в Мангазею и в Енисею идучи не зимовать». На всем пути следования воеводы обязаны были «проведывать про Мирона и Данилу», а по прибытии на реку Таз использовать под укрепление какой-нибудь из городков промышленников «и князю Василью да Савлуку того городка или острогу прибавить кругом. А буде те все городки не у места стоят, и князю Василью и Савлуку, изыскав лутчее место и прося у бога милости... велети ставити острог, и башни, и в остроге всякие острожные крепости, и около острогу надолбы и поставить и укрепити острог накрепко, чтоб в нем впредь быти безстрашно». Нельзя с уверенностью сказать, было ли полностью исполнено предписание правительства, но документы того времени свидетельствуют, что до 1603 года острог уже существовал. В наказе новым воеводам Ф. Булгакову и Н. Ельчанинову предписывалось «взяти у князя Василья Мосальского да у Савлука Пушкина государев наказ и грамоты о всяких государевых делах и острожные ключи и острог и на остроге наряд и в казне зелье и свинец и всякие пушечные запасы и в житницах хлебной запас... а стоять им, приехав, в мангазейском остроге на прежних дворех. на которых дворех стояли князь Василий да Савлук».Таким образом, можно считать, что первый Мангазейский острог с оградой из тына был заложен в 1601 году. О планировке, композиции и архитектурном облике этого первого Мангазейского острога сведений, к сожалению, нет. Но зато они есть о городе-крепости, который был поставлен на его месте, о том самом городе, слава которого прокатилась по всей Руси. Этот город был заложен в 1607 году, чему подтверждением служит и сохранившийся архивный документ - отрывок мангазейской летописи: «Во 115 году зарублен город Мангазея на Тазу реке, а зарубил тот город Давыд Жеребцов». Кто был этот Давыд Жеребцов по своему общественному положению, летописец не указывает, как не дает он сведений и об архитектурных особенностях легендарного города, срубленного этим талантливым мастером.Начало XVII века - период наивысшего расцвета Мангазеи, когда на месте небольшого острога возникла монументальная крепость, ставшая композиционным центром архитектурного ансамбля всего города: «Город деревянной рубленой, а у него пять башен, стоит над Тазом рекою. С приезду в стене башня Спасская проезжая четвероугольная, а под нею двои ворота, одни с приезду, а другие изнутри города, брусчатые, высота по сажени печатной, а ширина тож... » - читаем мы в росписном списке. В 1968 году раскопками обнаружены следы всего только трех башен - Спасской, Успенской, Ратиловской, а две другие башни - Давыдовская и Зубцовская - вместе со стеной уже обвалились в реку Таз.Этот древнерусский город, просуществовавший чуть более семидесяти лет, затем на долгие годы исчез из памяти людей. За столь короткое время город успел «пережить шумную славу неслыханного богатства и горечь полного запустения». Слишком быстро оскудел пушной промысел, к тому же новые, более выгодные пути в Сибирь оказались южнее, и Мангазея стала приходить в упадок, еще несколько десятилетий продолжая существовать, вероятно, просто по инерции. Уже в первой трети XVII века встал вопрос о переносе города на Енисей, а после многолетних разногласий, отписок, предложений и просьб остатки Мангазейского гарнизона наконец-то переселились в Туруханское зимовье, где 12 июня 1672 года была торжественно заложена Новая Мангазея, ставшая позже городом Туруханском.  А старый город, покинутый и заброшенный, постепенно пустел и разрушался, зарос лесом, сровнялся с землей и забылся.  

Ленский острог (г.Якутск)

Начало г.Якутску положил Ленский острог, основанный на правом берегу Лены в 1632 году отрядом Енисейских казаков во главе с сотником Петром Бекетовым (предком поэта  А.А.Блока). В 1627—1629 Петр Бекетов участвовал в походах енисейских служилых людей вверх по Ангаре до устья р. Уда. Заложил Рыбинский (1627) и Братский (1628) остроги. Осенью 1630 пришёл на Лену через Усть-Кутское зимовье; с 20 казаками поднялся по Лене до устья «реки Оны» (Апай?) и открыл более 500 км её верхнего течения, немного не дойдя до истоков.Укрепившись в Западной Сибири, русские двинулись дальше, на восток. Из Мангазеи (осн. в 1600-1601 гг.) русские пробирались на Север и в 20-х гг. XVII столетия уже были на Хатанге. Вообще же с освоением бассейна р. Енисея начинается период проникновения русских в сторону р. Лены. Из Новой Мангазеи (Туруханска), поднявшись вверх по Енисею, русские переходят на крупные его восточные притоки — рр. Нижнюю и Подкаменную Тунгуски; отсюда, пре одолев водораздел между Енисеем и Леной, попадают через р. Чону на р. Вилюй, приток р. Лены. Это было в 1620 г. по инициативе мангазейских казаков. Тогда-то русские определённо узнали о р. Лене и якутах. Между прочим, смутные сведения о Лене, больше фантастического характера, русские имели ещё в 1619 г. в Ени сейске. Попадали на Лену русские и другими путями. Так, например, ранее 1630 г. был на р. Лене, в районе нынешнего г. Якутска, туруханский промышленник Пантелей Пянда с 40 людьми, попавший сюда через Чечуйский волок. На конец, третий путь, южный, через р. Илим на р. Лену, со стороны нынешнего Усть-Кута, от крыт енисейцами в конце 20-х гг. XVII столетия. Из названных два, через р. Вилюй и р. Илим, сделались главнейшими путями продвижения русских людей на Лену. Позднее Илимский волок приобрёл исключительное значение и стал проторенной дорогой на Лену, к якутам. Таким образом, с 1620 г., а особенно с конца 20-х гг., начинают осуществлять походы на р. Лену как военные, так и промышленные люди, направлявшиеся сюда с бассейна р. Енисея. Слухи о баснословных богатствах «великой реки Лены», изобиловавшей лучшими в Сибири соболями, привлекали сюда отдельные партии русских «охотников». Движение это ещё более усилилось потому, что в это время в Западной Сибири  соболь уже «упромыслился» и нужно было искать новые богатые звероловные места. Такие оказались на р.Лене.

Братский острог на реке Ангаре

Первоначально острог заложен был в 1631 г. Максимом Перфильевым на р. Ангаре, против "Падунского порога"; впоследствии переносился все ближе к устью Оки и только с 1654 г. находится на месте нынешнего села Братского, названного так по соседству с бурятами, известными у жителей больше под название "братских". На первоначальном месте острога осталась только небольшая, почерневшая от времени церковь с погостом, на котором похоронен знаменитый Хабаров, покоритель Приамурья. В селе сохранились две бревенчатые, почерневшие от времени, двухэтажные башни, крытые тесом; они стоят на (Ю и З) углах церковного погоста, находящегося на холме, среди селения. На противоположном берегу р. Ангары находится Спасопустынское селение, в часовне которого покоится прах Иннокентия 2-го (Нероновича), епископа иркутского, скончавшегося здесь в 1747 г. В этом селе, по преданию, был некогда монастырь, во имя Преображения Господня; в окрестностях и в самом селе находят старинные русские деньги, ножи, котлы и т. д. 

Поход Иванова Курбата Афанасьевича на Байкал 

Иванов Курбат Афанасьевич - первооткрыватель озера Байкал. Возглавил отряд казаков из Верхоленского острога, который в 1643 году выступил и достиг озера. Отряд поднялся вверх по реке Лене и ее притоку Иликте, перешёл через Приморский хребет и по руслу реки Сарма 2 июля вышел к озеру напротив острова Ольхон. 

Култукский острог

 Казаки-землепроходцы, возглавляемые боярским сыном И.Похабовым был третьим отрядом русских достигших Байкала (после отрядов К.Иванова (1643) и В.Колесникова (1644-46)) [1,5]. Осенью 1647 года, после неудачного похода по реке Селенге, отряд Ивана Похабова повернул на юг Байкала чтобы попасть в Тунукинскую долину. На южном побережье Байкала в районе среднего течения современной реки Похабихи у подножья отрога хребта Хамар-Дабана казаки строят острожное поселение, с целью перезимовки отряда. К концу 17 века к Култуку прокладываются пути от Иркутского и Тункинского острогов. И в это же время произошел перенос Култукского поселения в долину реки Култучной и строительство Култукского острога. Острог просуществовал недолго. После подписания Буринского мирного договора между Россией и Монголией в 1727 г. острог прекратил свое существование 

Иркутский острог 

6 июля 1661 года по просьбе князька Яндаша, стоявшего во главе местного бурятского племени, кочевавшего по реке Иркуту, отрядом русских казаков во главе с Яковом Ивановичем Похабовым был построен Иркутский острог. В первые годы острог назывался Яндашским. О постройке острога Похабов доносил енисейскому воеводе И. И. Ржевскому: "Государя царя Великого князя Алексея Михайловича и всея Великия и Малыя и Белыя Росси самодержца воеводе Ивану Ивановичу Енисейский сын боярский Якунька Иванов Похабов челом бьет. В нынешнем 169 году июля в шестой день против Иркута реки на Верхоленской стороне государев новый острог служилыми людьми ставлю, и башни и потолок срублены и государев житный анбар служилые люди рубят, а на анбаре башня, а острог не ставлен, потому что слег не достает, лесу близко нет, лес удален от реки. А инде стало острогу поставить негде, а где ныне бог позволил острог поставить и тут место самое лучшее, угожее для пашен, и скотиный выпуск и сенные покосы и рыбные ловли все близко, а опроче того места острогу ставить cтало негде, близ реки лесу нет, стали места степные и неугожие. А как бог совершит наготово острог, и о том будет писано в Енисейский острог к воеводе Ивановичу". Острог имел как военное, так и экономическое значение, в нем находился гарнизон, хранилось оружие, боевые припасы, велась торговля с бурятским населением Прибайкалья. Острог простоял недолго, он был поставлен в одно лето, чтобы было где зимовать, лес брали от корня, сушить его было некогда. К тому же он был мал: восемь саженей в длину и семь в ширину (семнадцать на пятнадцать квадратных метров). На месте разобранного острога в 1670 году артелью енисейских плотников был возведен новый острог. В артель входили Федор Хлызов, Трифон Никифоров, Григорий Щукин, Иван Радионов, Семен Яковлев. Руководил работами Андрей Барнешлев, опытный строитель, человек, сведущий во многих ремеслах, смелый и отважный, он был из числа людей вошедших в историю Сибири под именем землепроходцев. 

Поход Ивана Москвитина к Охотскому морю 

Иван Москвитин - землепроходец русский. Его отряд казаков в 1639 году первым достиг берегов Охотского моря, открыл выход России в Тихий океан. До сих пор мы многого не знаем об этом человеке. Историки не назовут точных дат его рождения и смерти. Впервые имя Ивана Юрьевича Москвитина упоминается в архивных документах, датируемых 1631 годом, когда он, будучи уже томским казаком, во главе небольшого отряда был послан на реку Ангару. Спустя шесть лет вместе с казаками Д.Е. Копылова он пошел из Томска на реку Вилюй.. Зиму 1637 года провели они на Ленском волоке, летом прибыли в Якутский острог, но на Вилюй не пошли. Речным путем, уже известным землепроходцами, Копылов весной 1638 года прошел по Лене до Алдана и пять недель плыл по реке – на сто с лишнем верст выше устья реки Маи, притока Алдана. От местного шамана он узнал о большой реке Чиркол (Шилкор), протекающей южнее, недалеко за хребтом. Речь, как выяснилось позже, шла об Амуре. В мае 1939 года в новую экспедицию к неизвестному морю Копылов снарядил другой отряд в 30 человек. Возглавил его томский казак Москвитин Иван Юрьевич. Больше недели спускался Москвитин по Алдану до устья реки Май. Затем, около 180 вёрст, отряд шел по Мае на плоскодонном дощанике — где на веслах или шестах, а где волоком: прошли устье реки Юдомы и продолжали двигаться к ее устью. В составленной отписке Москвитина «Роспись рекам...» описаны все самые большие притоки реки Май, включая Юдому. Последней приток упоминается как «...река подволошная Нюдма». По истечении двух месяцев пути проводники довели до устья небольшой мелководной реки Нюдым, которая впадала в реку Маю слева. Здесь казаки оставили дощаник, по всей видимости, из-за его большой осадки, построили два струга и за шесть дней поднялись в верховья реки. Небольшой перевал через открытый ими хребет Джугджур, отделяющий Ленские реки от рек, текущих к океану, Москвитин и его товарищи преодолели за один день налегке, без стругов. В верховьях речки, делающей большую петлю на север, прежде чем идти в Улью (бассейн Охотского моря), они построили новый струг и на нем за восемь дней спустились до водопадов, о которых их, несомненно, предупреждали проводники. Здесь опять пришлось оставить судно. Отряд обошел опасный участок левым берегом и построили плоскодонную байдару, лодку, вмещавшую 20—30 человек. Казаки «до Ламы идучи, кормились деревом, травою и кореньями, на Ламе же по рекам можно рыбы много добыть и можно сытым быть».Через пять дней, в августе 1639 года, Москвитин впервые вышел в «Ламское море» (получившее впоследствии название Охотского). Всё расстояние от устья Ма, до Ламского моря, через совершенно еще неизвестную область, отряд прошел немногим более чем в два месяца с остановками. Так, русские землепроходцы, на крайнем востоке Азии достигли северо-западной части Тихого океана — Охотского моря.  На Улье, где жили родственные эвенкам ламуты (эвены), Москвитин поставил зимовье. От местных жителей он узнал об относительно густонаселенной реке на севере и, не откладывая до весны, выслал 1 октября на речном струге отряд казаков в 20 человек. После трехдневного пути они добрались до этой реки, получившей название Охота — так русские переиначили эвенкское слово «акат», то есть река. Оттуда казаки прошли морем дальше на восток и обнаружили устья нескольких небольших рек, исследовав около полутысячи километров северного берега Ламского моря, и открыли Тауйскую губу. В «Росписи рекам...» за Ульей перечислены реки Урак, Охота, Кухтуй, Ульбея, Иня и Тауй. Поход на речном суденышке показал необходимость строительства морского коча. Зимой 1639-40 года в устье Ульи началась история развития русского тихоокеанского флота. Москвитин построил два крепких коча с мачтами, чтобы можно было ходить по морю. Казаки отбили нападения эвенков, не желавших платить ясак Государю, причем сражались умело и отчаянно. Но что могли сделать эвенки со своими костяными стрелами, копьями и рогатинами против кремневых пищалей казаков, обороняющихся в острожке за толстыми стенами...От одного из пленников Москвитин узнал о существовании на юге «реки Мамур» (Амур), в устье которой и на островах живут «гиляки сидячие» - нивхи. В начале мая 1640 года Москвитин отправился морем на юг, захватив с собой пленника в качестве проводника. Они прошли вдоль всего западного гористого берега Охотского моря до Удской губы, осмотрели устье Уды и, обойдя с юга Шантарские острова, вошли в Сахалинский залив.Тем самым, отряд Москвитина открыл и ознакомился, в самых общих чертах, с большей частью материкового побережья Охотского моря нa протяжении около полторы тысячи километров. В устье Уды, от местных жителей Москвитин узнал дополнительные сведения об Амуре и его притоках Чие (Зее) и Омути (Амгуни), о низовых и островных народах — «гиляках сидячих» и «бородатых людях даурах», которые «живут дворами, и хлеб у них, и лошади, и скот, и свиньи, и куры есть, и вино курят, и ткут, и прядут со всего обычая с русского», но подойти к островам не рискнули, хотя и видели их. С началом осенних штормов, в ноябре казаки стали на зимовку в небольшом заливе, в устье реки Алдомы. Перезимовав и во второй раз перейдя хребет Джугджур к весне 1641 года, Москвитин вышел на один из левых притоков Маи. Не найдя в Бутальском острожке Копылова, который в октябре 1639 года был снят с должности, они отправились в Якутский острог, где доложили о первом походе русских на Тихий океан. Якутские власти высоко оценили заслуги участников похода: Москвитин был произведен в пятидесятники, его спутники получили от двух до пяти рублей наградных, а некоторые — по куску сукна. Для освоения открытого им Дальневосточного края Москвитин рекомендовал направить не менее 1000 хорошо вооруженных и экипированных стрельцов с десятью пушками. Географические данные, собранные Москвитиным, использовал К. Иванов при составлении первой карты Дальнего Востока в марте 1642 года. 

Поярков на Амуре и Охотском море 

В 1645 русский казак Василий Поярков проплыл по Амуру, вышел в Охотское море, открыл Северный Сахалин и вернулся в Якутск. Основанный в 1632 году на берегу реки Лены, "Якуцкий острожек" в 1642 году стал административным центром вновь организованного Якутского воеводства. Богатство Приамурья и прежде всего то, что там хлеб "родится вволю", привлекало внимание первого якутского воеводы Петра Головина, так как в Якутске хлеба не хватало, и его приходилось привозить издалека, чаще всего из-за Урала. Слухи о богатствах Даурии все умножались, и в июле 1643 года Головин послал на Шилкар 133 казака с пушкой под начальством "письменного головы" Василия Даниловича Пояркова, выделив судовой инструмент, много парусины, боеприпасов, пищалей, а также медных котлов и тазов, сукна и бисера - для подарков местным жителям. Поярков по тому времени был образованным человеком. Выходец из северных губерний Европейской России, он дослужился на сибирской службе до должности письменного головы - чиновника для особых поручений при воеводе.К отряду присоединилось полтора десятка добровольцев-промышленников ("охочих людей"). В качестве переводчика был выбран Семен Петров Чистой. Пояркову был дан ряд заданий: описать реки и народы, живущие на них, их занятия, выяснить природные богатства края и представить "чертеж и роспись дороги своей и волоку, к Зие и Шилке реке, и падучим в них рекам и угодьям". Был составлен маршрут похода и даны некоторые сведения о реках и народе, живущем на Амуре, а также твердый наказ Пояркову, чтобы люди его отряда не трогали и не обижали местное население. Поярков пошел в Даурию новым путем. В конце июля на дощаниках он поднялся по Алдану и рекам его бассейна - Учуру и Гонаму. Судоходство по Гонаму возможно только на 200 километров от устья, выше начинаются пороги. Людям Пояркова приходилось перетаскивать суда чуть ли не у каждого порога, а на Гонаме их больше сорока, не считая мелких. Осенью, когда река стала, отряд еще не достиг водораздела между бассейнами Лены и Амура, потеряв два дощаника. Поярков оставил часть людей зимовать с судами и припасами на Гонаме, а сам налегке с отрядом в 90 человек пошел "зимником" на нартах и лыжах через Становой хребет и вышел к верховьям реки Брянты (система Зеи). Через 10 дней пути по Амурско-Зейскому плато он добрался до реки Умлекан, левого притока Зеи. Здесь русские были уже в стране "пашенных людей" - Даурии. По берегам Зеи встречались селения с просторными деревянными домами крепкой постройки, с окнами, затянутыми промасленной бумагой. У дауров имелись запасы хлеба, бобовых и других продуктов, много скота и домашней птицы. Они носили одежду из шелковых и хлопчатобумажных тканей. Шелк, ситцы, металлические и другие изделия они получали из Китая в обмен на пушнину. Пушниной же они платили дань маньчжурам. Поярков решил зимовать на Зее и поставил острог возле устья Умлекана. К середине зимы хлеб в остроге и окрестных селениях подошел к концу, а нужно было дотянуть до теплого времени, когда вскроются реки и придут суда с припасами, оставленными на Гонаме. Тогда Поярков послал отряд в 70 человек во главе с Юшкой Петровым в соседнее селение. Дауры встретили гостей приветливо, но в свой город не пустили. За версту от селения они построили казакам три юрты, принесли им богатые дары, снабдили продуктами. Петрова не удовлетворили богатые подношения дауров и он пошел на штурм селения. Однако дауры выслали конный отряд, который разгромил пеших казаков. Юшка Петров с оставшимися людьми вернулся к Пояркову. В это время в остроге начался голод, казаки примешивали к муке кору, питались кореньями и падалью, болели и умирали. Разгневанный Поярков не мог простить Петрову его необдуманного поведения и отказался делить запасы с вернувшимся отрядом. Казакам Петрова суждено было умереть голодной смертью. 24 мая 1644 года, когда пришли люди Пояркова, зимовавшие за Становым хребтом, Поярков все же решил двигаться дальше, вниз по Зее. У него оставалось около 70 человек. Плыть пришлось через сравнительно густонаселенный район - западную окраину Зейско-Буреинской равнины, но жители не допускали, чтобы русские высаживались на берег. Наконец в июне отряд вышел на Амур. Район устья Зеи понравился казакам: земля здесь, судя по запасам продовольствия в даурских острогах и многочисленным пашням, давала хорошие урожаи зерновых и овощей, в селениях было много скота. Поярков остановился немного ниже устья реки Зеи - он решил срубить здесь острог и зимовать, а весной, как предписывала инструкция, двинуться вверх по Амуру - на Шилку - для поиска серебряных руд. На разведку вниз по Амуру он отправил 25 казаков на двух стругах. После трехдневного плавания разведчики выяснили, что до моря очень далеко, и повернули назад, двигаясь против течения бечевой. Вскоре они подверглись нападению приречных жителей - к Пояркову вернулось лишь пятеро. Теперь в отряде осталось около 50 человек. Поярков понимал, что с такими силами после тяжелой зимовки трудно будет двигаться против течения могучей реки, и принял решение плыть к ее устью. От устья реки Сунгари начались земли другого народа - пашенных дючеров. Они жили в поселках, окруженных полями. Вскоре с юга в Амур "упала" крупная река, названная казаками Верхним Амуром, - это была Уссури (детально русские ознакомились с ней в 50-х годах XVII века, назвав ее Ушуром). Через несколько дней плавания показались шалаши ачанов, иначе - гольдов (нанайцев), которые жили в крупных селениях- до 100 и более юрт в каждом. Они почти не знали земледелия; скотоводство у них находилось в зачаточном состоянии; занимались они в основном ловлей рыбы и ею питались. Из искусно выделанной и раскрашенной кожи крупных рыб они шили себе одежду. Побочным промыслом была охота: казаки видели у них собольи шкурки и лисьи меха. Для езды гольды пользовались только собачьими упряжками. Далее река поворачивала на северо-восток. Вскоре на берегах нижнего Амура русские увидели летние жилища на сваях и встретили новый "народец". То были гиляки (нивхи), рыболовы и охотники. И они ездили на собаках - у некоторых казаки видели сотни собак. Рыбачили они в маленьких берестяных лодках и выплывали на них даже в открытое море. Еще через восемь дней Поярков достиг устья Амура и остался здесь на вторую зимовку. По соседству в землянках жили гиляки. Казаки стали покупать у них рыбу и дрова и собрали некоторые сведения об острове Сахалин, богатом пушниной, где живут "волосатые люди" (айны). Поярков выяснил также, что из устья Амура можно попасть в южные моря. Так впервые было получено представление о существовании пролива (Татарского), отделяющего Сахалин от материка. В конце мая 1645 года, когда устье Амура освободилось ото льда, Поярков вышел в Амурский лиман, но не рискнул идти на юг, а повернул на север. Морское плавание на речных лодках - дощаниках с дополнительно наращенными "нашивами" (бортами) - продолжалось три месяца. Экспедиция продвигалась сначала вдоль материкового берега Сахалинского залива, а затем вышла в Охотское море. Мореходы обходили "всякую губу", почему и шли так долго. В начале сентября Поярков вошел в устье реки Ульи. Здесь казаки нашли уже знакомый им народ - эвенков и остались на третью зимовку. Ранней весною 1646 года отряд двинулся на нартах вверх по Улье и вышел к реке Маи, бассейн Лены. Здесь землепроходцы выдолбили лодки и по Мае, Алдану и Лене за шестнадцать дней, в середине июня 1646 года, доплыли до Якутска. Во время этой трехлетней экспедиции Поярков проделал около восьми тысяч километров, потеряв, большей частью от голода, 80 человек из 132. Он прошел новым путем от Лены на Амур, открыв реки Учур, Гонам, Зею, Амурско-Зейское плато и Зейско-Буреинскую равнину. От устья Зеи он первым спустился по Амуру до моря, проследив около двух тысяч километров его течения, открыл - вторично после Москвитина - Амурский лиман, Сахалинский залив и собрал некоторые сведения о Сахалине. Он первым совершил исторически вполне доказанное плавание вдоль юго-западных берегов Охотского моря. Поярков собрал ценные сведения о народах, живущих по Амуру, - даурах, дючерах, нанайцах и нивхах, убеждал якутских воевод присоединить амурские страны к Руси: "Там в походы ходить и пашенных хлебных сидячих людей под царскую... руку привесть можно, и ясак с них собирать,- в том государю будет многия прибыль, потому что те землицы людны, и хлебны, и собольны, и всякого зверя много, и хлеба родится много, и те реки рыбны..."   

Ерофей Павлович Хабаров

 Споры о месте рождения Ерофея Хабарова ведутся давно. Основные варианты места рождения: село Дмитриево, село Курцево и деревня Святица. Последняя является наиболее подходящим местом. Первым вариантом места рождения Хабарова была деревня Дмитриево. Основателем этой теории был ленинградский учёный М. И. Белов. Он изучил многие документы и счел местом рождения Хабарова и ныне существующую деревню Дмитриево Нюксенского района и не обратил внимание на важный факт: деревня Дмитриево по старому административному делению не являлась частью Вотложемской волости. За это и зацепился московский учёный Г. Б. Красноштанов. Он более подробно изучил документы тех времён, а также документы, хранящиеся в московских архивах, на которые не обратил внимания Белов. В результате работы Красноштанова было установлено, что Ерофей Хабаров родился в деревне Дмитриево Котласского района Архангельской области, которую смыло одним из разливов Северной Двины. Семья Хабарова переселилась в деревню Святица (отсюда и прозвище — Святитский), которая со временем вошла в состав нынешней деревни Курцево. Отсюда вторая точка зрения. 

В 1625 году совершил свой первый сибирский поход на судне из Тобольска на Таймырский полуостров, в Мангазею. 

В 1628 году во главе экспедиции по волокам и рекам перешёл на реку Хету. 

В 1630 году участвовал в плавании из Мангазеи в Тобольск. 

С 1632 года жил в районе верхнего течения реки Лена, где занимался скупкой пушнины. 

В 1639 году открыл соляные источники в устье р. Куты, где построил соляную варницу. В настоящее время на этом месте расположен город Усть-Кут Иркутской области. 

В 1641 году возле устья реки Киренги Хабаровым была построена мельница. Спустя непродолжительное время Хабаров начал испытывать давление воеводы Петра Головина, который требовал увеличения объёма урожая, который Хабаров отдавал ему по уговору. Позже Головин забрал всё имущество Хабарова и посадил его в Якутский острог, из которого тот вышел только в 1645 году. 

В 1648 году на смену Петру Головину пришёл воевода Дмитрий Андреевич Францбеков. Хабаров обратился к нему с прошением о направлении отряда в даурские земли, Францбеков ответил согласием. Он распорядился отправить отряд казаков под командованием Хабарова, кроме того — выдать военное снаряжение и оружие в кредит, а также выдал участникам похода деньги под проценты. 

В 1649—1653 гг. Хабаров с отрядом отправляется из Якутска в поход по Амуру от впадения в него реки Урки до низовий. Отряд Хабарова одержал многочисленные победы над местными даурскими и дючерскими князьями, захватив много пленных и скота. В этом походе Хабаров составил «Чертёж реке Амуру», который явился первой европейской схематической картой Приамурья. Так, в августе 1651 г., казаки Хабарова подошли к устью реки Зеи, затем к устью Буреи, покоряя новые племена. После зимовки в Ачанском острожке, на который весной напал большой манчжурский отряд, Хабаров двинулся весной по Амуру, так как с его немногочисленным отрядом дальше овладевать Приамурьем было невозможно. Выше устья Сунгари в июне 1652 г. Хабаров встретил на Амуре русскую вспомогательную партию, но, узнав, что маньчжуры собрали против него шеститысячную армию, продолжил путь вверх по реке. В апреле 1652 года при входе в Хинганское ущелье Хабаров встретил отряд казаков под предводительством якутского служилого Третьяка Чечигина, которые возвращались из Якутска с порохом, свинцом и вспомогательным отрядом. Оказалось, что Чечигин выслал вперёд основного своего отряда небольшой разведывательный отряд во главе с Иваном Нагибой, который должен был обнаружить отряд Хабарова, но Нагиба с Хабаровым не встретился. Казаки хотели плыть вниз для поисков пропавших товарищей, но Хабаров воспротивился их желанию и продолжал свой путь вверх по Амуру. Это обстоятельство возбудило неудовольствие среди казаков и 1 августа 1652 года в полку Хабарова произошел раскол: 136 человек под предводительством Стеньки Полякова и других поплыли назад. Они явились в гиляцкую землю, в которой начали действовать очень удачно. Хабаров не смирился с бунтом и поплыл вслед за бунтовщиками, появившись 30 сентября того же года у выстроенного бунтовщиками острога. Хабаров приказал строить зимовку в непосредственной близости от острога казаков Полякова, а далее велел построить роскаты для пушек и начать стрелять по острогу. Отвечать на огонь засевшие в остроге казаки Поякова не решились, и Хабаров начал приготовления к его штурму. Однако, когда казаки Полякова увидели, что 12 их товарищей, пойманных за пределами острога, были забиты палками насмерть, они решили сдаться сами. Не веря Хабарову на слово, поляковцы заключили с ним письменный договор, в котором он обязался не убивать и не грабить их, а также «государевых ясачных аманатов не терять». Тем не менее, четверых руководителей мятежных казаков, в том числе и Полякова, Хабаров «посадил в железа», а остальных велел бить батогами «и от ево, Ярофеевых, побой и мук умирало много». 7 февраля 1653 г. захваченный острог был по приказу Хабарова сломан и сожжен «кузнецам на уголье и на дрова».В августе 1653 года на Амур прибыл московский дворянин Дмитрий Иванович Зиновьев с царским указом приготовить все необходимое для войска, которое предполагалось отправить в Даурию под начальством князя И. Лобанова-Ростовского, и «всю даурскую землю досмотреть и его, Хабарова, ведать». Недовольные Хабаровым казаки и служилые люди подали Зиновьеву челобитную на Ерофея Хабарова, обвиняя его в том, что он посылал ложные донесения в Якутск и много приукрашивал в своих рассказах о Даурии и Маньчжурии, чтобы побудить правительство на завоевание этих земель. Помимо этого выяснилось, что Хабаров был весьма недоброжелательно настроен по отношению к местным племенам и народностям, которые разбегались от него, в результате чего плодородная земля не возделывалась и ясак с племён не мог быть снят. Также Зиновьеву было сообщено о жёстком отношении Хабарова к казакам собственного отряда. Окончательную ясность в существо происшедших на Амуре по вине Хабарова событий внесла «Известная челобитная Стеньки Полякова с товарищи», поданная царскому посланнику 6 сентября. Итогом наскоро проведенного Зиновьевым следствия было отстранение Хабарова от управления казачьим отрядом, его арест и дальнейшая переправка в Москву. Всё его имущество было конфисковано и описано. Приказным человеком на Амуре вместо Хабарова Зиновьев назначил Онуфрия Степанова Кузнеца. В декабре 1654 года Зиновьев и Хабаров прибыли в Москву, где началось подробное разбирательство действий Хабарова. По итогам этого разбирательства руководители «бунта» против Хабарова были полностью оправданы. Хабаров же подал жалобу на Зиновьева, и началось новое разбирательство, которое завершилось осенью 1655 года в пользу Хабарова.  1655 году Хабаров подал челобитную царю Алексею Михайловичу, в которой подробно перечислял свои заслуги в освоении сибирских и даурских земель. Царь просьбу Хабарова уважил лишь частично: денежного жалованья дано не было, но за многолетнюю службу его возвысили в чине — он получил звание сына боярского, и был направлен в Сибирь управлять Усть-Кутской волостью.В 1667 году Хабаров приехал по делу в Тобольск и 15 ноября подал воеводе П. И. Годунову челобитную, в которой просил снова разрешить ему снарядить на свои средства 100 человек и идти с ними на Амур в Даурской земле «ставить города и острожки и завести хлебные пахоты, от чего государю в ясачном сборе и в хлебной пахоте будет прибыль». Какой ответ получил Хабаров, неизвестно, так же, как и неизвестна его дальнейшая судьба.Место смерти также доподлинно неизвестно. Последние годы жизни он провёл в Усть-Киренге, остроге на реке Лене (ныне город Киренск Иркутской области), вследствие чего в Киренске широко распространено мнение, что могила Ерофея Хабарова находится именно в этом городе.   

Русские исследователи на Тихом океане(18-начало 19 века)  

В начале 18 века после тяжелой северной войны Россия получила выход в Балтийское море. Прорубив “окно в Европу”, русские снова обратили свое внимание на Восток. Колыбелью нашего Тихоокеанского флота и главной базой русских экспедиций стал Охотск, основанный в 1647 году отрядом казака Амена Шелковника, на берегу Охотского моря здесь же вблизи было заложено “плотвище” - корабельная верфь. Первые морские суденышки строились так. Из ствола дерева выдалбливалось днище, к днищу мореходы нашивали гнутые доски, скрепляя их деревянными гвоздями или стягивая их еловыми корнями, пазы конопатились мхом и заливались горячей смолой. Якоря тоже были деревянными, а для тяжести к ним привязывали камни. На таких суденышках можно было плавать только вблизи берега. Но уже в начале 18 века в Охотск приходят умельцы - корабелы родом из Поморья. И вот 1716 году, построив морское, большое парусное судно отряд под командованием казачьего пятидесятника Кузьмы Соколова и морехода Никифора Трески проложил из Охотска морской путь на Камчатку. Вскоре плавание кораблей по Охотскому морю стали обычными, и мореходов манили просторы иных морей. 

  Хабаровское Приамурье во второй половине 19 века и в начале 20 века. Экспедиция Попова-Дежнёва. Открытие прохода из Ледовитого в Тихий океан.

Семен Иванович Дежнев родился около 1605 г. в Пинежской области. В Сибири Дежнев отбывал казачью службу. Из Тобольска перешел в Енисейск, оттуда в Якутск. В 1639-1640 гг. Дежнев участвовал в нескольких походах на реки бассейна Лены. Зимой 1640 г. он служил в отряде Дмитрия Михайловича Зыряна, который затем двинулся на Алазею, а Дежнева отослал с “соболиной казной” в Якутск. Зимой 1641-1642 гг. он направился с отрядом Михаила Стадухина на верхнюю Индигирку, перешел на Момму, а в начале лета 1643 г. спустился по Индигирке до ее низовьев. Дежнев вероятно принимал участие в постройке Нижнеколымска, где жил три года. Холмогорец Федот Алексеев Попов, имевший уже опыт плавания в морях Ледовитого океана, приступил в Нижнеколымске к организации большой промысловой экспедиции. Целью ее были поиски на востоке моржовых лежбищ и якобы богатой соболями р. Анадыря. В составе экспедиции было 63 промышленника и один казак - Дежнев - как лицо ответственное за сбор ясака. 20 июня 1648 г. из Колымы вышли в море. Дежнев и Попов были на разных судах. 20 сентября у мыса Чукотского по показаниям Депжнева в гавани чукочьи люди ранили в стычке Попова, а около 1 октября их в море разнесло без вести. Следовательно, обогнув северо-+восточный выступ Азии - тот мыс, который носит имя Дежнева (66 15 с.ш., 169 40 з.д.) -впервые в истории прошли из Северного Ледовитого в Тихий океан. В Сибири атаман Дежнев служил еще на р. Оленьке, Вилюе и Яне. Он вернулся в конце 1671 г. с соболиной казной в Москву и умер там в начале 1673 г.  

Походы Владимира Атласова на Камчатку

  Вторичное открытие совершил в самом конце XYII в. новый приказчик к Анадырского острога Якутскимй казак Владимир Владимирович Атласов. В начале 1697 г. в зимний поход выступил на оленях В. Атласов с отрядом в 125 чел. Половина русских, половина юкачиров. Он прошел по восточному берегу Пенжинской губы (до 60 с.ш.) и повернул на сток к устью одной из рек, впадающих в Олюторский залив Берингова моря. Атласов послал на юг вдоль Тихоокеанского берега Камчатки, сам вернулся к Охотскому морю. Собрав сведения о низовьях р. Камчатки, Атласов повернул обратно. Атласов находился всего в 100 км от южной Камчатки. За 5 лет (1695-1700 гг.) В. Атласов прошел больше 11 тыс. км. Атласов из Якутска отправился с докладом в Москву. Там его назначили казачьей головой и снова послали на Камчатку. На Камчатку он отплыл в июне 1707 г. В январе 1711 г. взбунтовавшиеся казаки спящим зарезали Атласова. Так погиб камчатский Ермак.  

Первая Камчатская экспедиция Витуса Беринга

  По приказанию Петра I в конце 1724 г. была создана экспедиция, начальником которой был капитан 1-го ранга, позднее - капитан-командир Витус Йонссен (он же Иван Иванович) Беринг, выходец из Дании 44 лет. Первая Камчатская экспедиция - 34 чел. Из Петербурга отправились 24 января 1725 г. через Сибирь - до Охотска. 1 октября 1726 г. Беринг прибыл в Охотск. В начале сентября 1727 г. экспедиция перешла в Бальшерецк, а оттуда в Нижнекамск по рекам Быстрой и Камчатке. У южного берега Чекотского полуострова 31 июля - 10 августа они открыли залив Креста, бухту Провидения и о. Св. Лаврентия. 14 августа экспедиция достигла широты 67 18. Иными словами прошли пролив и находились уже в Чукотском море. В Беринговом проливе, ранее в Анадырском заливе они выполнили первые измерения глубин - 26 промеров. Летом 1729 г. Беринг сделал слабую попытку достичь американского берега, но 8 июня из-за сильного ветра приказал вернуться, обогнув с юга Камчатку и 24 июля прибыл в Охотск.Через 7 месяцев Беринг прибыл в Петербург после пятилетнего отсутствия.  

Капитан Невельской

  В середине 19 века некоторые географы утверждали, что Амур теряется в песках. О походах Пояркова и Хабарова они вообще забыли. Загадку Амура взялся разрешить передовой морской офицер Геннадий Иванович Невельской. Невельской родился 1813 году в Костромской губернии. Его родители - небогатые дворяне. Отец - моряк в отставке. И мальчик тоже мечтал стать морским офицером. Успешно закончив Морской кадетский корпус, он много лет служил на Балтике. Молодого офицера ждала блестящая карьера, но Геннадий Иванович занявшись амурским вопросом, решил послужить отечеству на Дальнем Востоке. Он вызвался доставить груза на Далекую Камчатку, но это плавание только предлог. Невельской много сделал для закрепления восточных земель за Россией. С этой целью он обследовал в 1849 и в 1850 годах низовье Амура и обнаружил здесь удобные для зимовки морских судов места. Вместе со своими сподвижниками он первый исследовал устье Амура и доказал, что Сахалин - остров и что он отделен от материка проливом. На следующий год Невельской основал Петропавловское зимовье в заливе Счастье, а в августе того же 1850 года поднял русский флаг в устье Амура. Так было положено начало городу Николаевску первому русскому поселению на нижнем Амуре. Особенно много сделал в эти годы молодой сотрудник Невельского лейтенант Н. К. Вомняк. Он открыл прекрасную морскую бухту на побережье татарского пролива - теперь это город и порт Советская Гавань, нашел уголь на Сахалине. Невельской и его помощники изучали климат, растительный и животный мир Приамурья, исследовали фарватеры Амурского лимана и системы притоков Амура. С местными жителями, нивхами, у них установились дружественные отношения. Время в амурской экспедиции проходило в неустанных трудах, хотя жилось офицерам и рядовым солдатам, матросам и казакам нелегко. Все - голод, болезни и даже смерть своей дочери пережил Невельской, но с Амура не ушел. В 1858 - 1860 годах мирным путем, без единого выстрела Приамурье было присоединено к России. Нивхи, Эвенки, Ульчи, Нанайцы, Орочи стали русскими подданными, и отныне их судьба породнилась судьбой русского народа.   

Н.Н. Муравьёв-Амурский 

Николай Николаевич Муравьев граф Амурский, военачальник и государственный деятель, кавалер многих орденов – фигура совершенно особая даже среди себе подобных. Офицер российской армии в 19 лет, генерал в 32, губернатор в 38, он прожил славную и достойную жизнь. Муравьев-Амурский сумел решить задачу государственной важности - мирным путем присоединить земли, по площади сопоставимые с Англией, Францией, Италией и Швейцарией, вместе взятыми. Он воспитал целую плеяду государственных мужей и первооткрывателей, имена которых остались на карте Восточной Сибири. Родился 11 августа  1809 года в Санкт-Петербурге, в семье древнего дворянского рода, он был прямым потомком лейтенанта С.В. Муравьева, участника экспедиции В.И. Беринга. Отец его, Николай Назарьевич, служил в Нерчинске, а затем на флоте, где дослужился до капитана 1-го ранга. Своим образованием и первыми успехами в карьере Николай Муравьев был  обязан положению, которое он занимал в обществе его отец. Он окончил частный пансион Годениуса, затем престижный пажеский корпус. 25 июля 182  года поступил на службу прапорщиком в лейб-гвардии Финляндский полк. В апреле 1828 года прапорщик Муравьев выступил в свой первый военный поход – Балканский. За участие в войне с Турцией получил очередное воинское звание поручика и был награжден орденом Св. Анны 3-ей степени. За участие в подавлении Польского восстания 1831 года был награжден польским знаком «За военные достоинства» 4-й степени, орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом и золотой шпагой с надписью: «За храбрость». В 1832 году произведен в штабс-капитаны. В 1841 году на Кавказе за отличие произведен в генерал-майоры. В 1844 году награжден орденом Св. Станислава 1-й степени с высочайшей грамотой за «отличие, мужество и благоразумную распорядительность, оказанные против горцев». 11 июля 1858 года Н. Н. Муравьев в рапорте Великому князю Константину написал слова, которые определяют его политику на Дальнем Востоке: «Смею думать, что после Айгунского договора мы не только имеем право, но и обязаны отстранять все иностранные притязания на земли общих или разграниченных владений наших с Китаем и Японией». По представлению Н. Н. Муравьева была образована Приморская область Восточной Сибири, в состав которой вошли Камчатка, Охотское побережье и Приамурье. Центром новой области стал Николаевский пост, преобразованный впоследствии в Николаевск – на – Амуре. Вторым приобретением губернатора стал Уссурийский (ныне приморский) край, который он занял, опередив англичан и французов. 2 июля 1859 года губернатор прибыл в южное Приморье на параходе-корвете «Америка», чтобы принять решение, в какой гаване заложить будущий главный порт России на Тихом океане. Осмотрев несколько бухт, он остановил свой выбор на Золотом Роге и сам придумал название будущему городу: Владивосток. Тогда же он посетил залив Америка, где обнаружил удобную бухту, которой дал название Находка. Так что два главных города Приморья обязаны своими звучными и красивыми названиями губернатору Муравьеву-Амурскому. По инициативе и при активном участии Муравьева-Амурского проведено административно-территориальное преобразование Восточной Сибири, учреждены Забайкальское (1851) и  Амурское (1860) казачьи войска, Сибирская флотилия (1856) . При нем основаны многие посты и  административные центры на Дальнем Востоке, такие как зимовье Петровское – 1850 г., посты Николаевский, Александровский, Марлинский, Муравьевский – все в 1853 году, Усть-Зейский (Благовещенск) – 1858 год, Хабаровка – 1858 год, Турий Рог – 1859 год, Владивосток и Новгородский – 1860 год. Муравьев-Амурский последовательно проводил переселенческую политику, лично побывал во многих пунктах вверенной ему территории. В том числе на Камчатке. Поход на Камчатку был трудным из-за бездорожья и необжитости района. Но благодаря тщательной подготовке под личным руководством Н.Н. Муравьева Амурского поход закончился успешно. Об этом путешествии достаточно подробно рассказал в своей книге «Воспоминание о Сибири» Б.В. Струве, который в течение 1848-1855 гг. служил в администрации генерал-губернатора. Книга была издана в Санкт-Петербурге в 1889 году, один ее экземпляр хранится в библиотеке Общества изучения Амурского края. Несколько страниц книги посвящены жене Н.Н. Муравьева-Амурского, которая сопровождала его в этой трудной экспедиции на Камчатку. Последние двадцать лет Н.Н. Муравьев-Амурский жил во Франции, на родине жены. Скончался 18 ноября 1881 год. В1881 году в метрической книге Свято-Троицкой Александро-Невской церкви при российском посольстве в Париже была сделана запись: «Ноября 18 скончался от гангрены граф Николай Николаевич Муравьев-Амурский, 72 лет от роду». Был похоронен на Монмартрском кладбище в Париже, в фамильном склепе Де-Ришмон. Прах Н.Н. Муравьева-Амурского в 1991 году был перезахоронен во Владивостоке, в центре города, выше театра имени М. Горького, где оборудована мемориальная площадка. Здесь отмечаются памятные даты, связанные с освоением Дальнего Востока. Вначале сентября 2000 года на этом месте был воздвигнут закладной крест – в память о великом человеке.Русскому народу издавна выпала судьба первопроходца, открывающего и обживающего новые земли. Нелишне вспомнить, что еще девять-десять столетий назад теперешний центр нашей страны был редконаселенной окраиной Древнерусского государства, что  лишь в XVI веке русские люди стали расселяться по территории нынешнего Центрально-Черноземного района, Среднего и Нижнего Поволжья. Больше чем четыре столетия назад началось освоение Сибири, открывшее в истории колонизации Руси одну из ее самых интересных и захватывающих страниц. Присоединение и освоение Сибири - это, пожалуй, самый значимый сюжет в истории русской колонизации.  А что вообще означает название «Сибирь»? На этот счет существует много различных суж­де­ний. Наиболее обоснованными на сегодняшний день являются две гипотезы. Некоторые исследователи считают, что слово «Сибирь» произо­ш­ло от монгольского «Шибир», что дословно можно перевести как «лесная чаща»; другие ученые утверждают, что слово «Сибирь» произошло от самоназвания одной из этнических групп, так называемых «сабиров». Оба эти варианта имеют право на существо­ва­ние, но который из них действительно имеет место в истории, мне кажется, остается только догадываться.  

Заселение Амура

 
  В 50-е годы 18 века на Амуре селились сибиряки и забайкальцы. После отмены крепостного права туда потянулись и крестьяне из центральных областей России. Большую часть пути переселенцы шли пешком. На дорогу уходило 2 -3 года. Но постепенно переселенцы обживались на новом месте, и все более плотной становилась цепочка русских поселений на Амуре и Уссури. Им приходилось вырубать и корчевать тайгу поднимать целину. Полагаться они могли только на свои силы. Купцы их обирали чиновники притесняли. Далеко не все выдерживали, многие уезжали. На Амуре оставались только самые сильные. Позднее, после первой русской революции 1905 - 1907 годов, в Приамурье и Приморье хлынули сотни тысяч безземельных крестьян из центра России и Украины.  С ростом населения в Приамурье развивается земледелие и скотоводство, растут новые города, прокладываются дороги. 19(31) мая 1858 года на правом берегу Амура за утесом солдатами 13-го линейного батальона во главе с капитаном Я. В. Дьяченко был основан военный пост, названный Хабаровским в честь русского первопроходца Е. П. Хабарова. Удачное географическое положение во многом предопределило судьбу этого военного поста. В 1880 году селение Хабаровска становится городом. В Хабаровске появляются предприятия: заводы “Арсенал”, лесопильный, кирпичный, табачная фабрика, судоремонтные мастерские. Город рос, строился, но почти все дома были одноэтажными, улицы - не мощенными. Особенно досаждали горожан заболоченные речки Чердымовка и Плюснинка, протекавшие через Хабаровск. Николаевск, уступив пальму первенства Хабаровску, куда было перенесено управление Приморской областью, и Владивостоку, ставшим главным портом России на Тихом океане, переживал упадок. Он вновь стал оживать лишь в начале 20 века, когда на Нижнем Амуре стала развиваться рыбная и горная промышленность. Здесь же, на Нижнем Амуре, впервые в истории края бастовали горнорабочие на Амгуньских приисках, в годы первой русской революции 1905-1907 годов восстали против самодержавия солдаты - артиллеристы в крепости Чныррах. В 1897 пошли поезда из Владивостока в Хабаровск; в начале 20 века (1907 - 1915) рельсовый путь проложен от станции Стеренск до Хабаровска. Это было выдающееся событие в истории России. Цепь Транссибирской магистрали замкнулась на всем протяжении от Урала до Тихого океана. Медленно ходили первые поезда: в час 12-16 километров. 1916 году было законченно строительство моста через Амур. В те годы это был самый большой мост в России. Инженерное искусство русских мостостроителей академика Григория Петровича Передерея и профессора Лавра Дмитриевича Проскурякова высоко оценивалось современниками. Амурский мост называли чудом двадцатого века.   

Начало 19 века на Дальнем востоке

В начале девятнадцатого века ещё не было предпринято сколь – нибудь обширных исследований Дальнего востока. По верхнему течению реки Амур не существовало даже постоянного населения. Хотя ограничиваться районом Амура на этой территории конечно нельзя.  Главным событием того периода несомненно была экспедиция  Г.И. Невельского в 1819 – 1821 – х.  годах. Ему удалось не только исследовать побережье Сахалина, но и доказать, что он является островом. Дальнейшая работа по изучению Дальнего востока принесла ему ещё одну победу. Он открыл местоположение устья Амура. В его исследованиях ему представлялся крайне незаселенный берег. И действительно, согласно данным того периода численность местного населения на Дальнем востоке у разных народностей колебалась от одной до четырех тысяч человек. Несомненно, что главными исследователями были казаки и переселяющиеся крестьяне. Именно они осваивали территорию Дальнего востока на суше. В 1817 году крестьянин А. Кудрявцев побывал на Амуре у гиляков. Он узнал, что земля на которой они живут очень богата и далека от цивилизации. В тридцатые годы об этом же поведал беглый старовер Г.Васильев.   

Интересы России в исследованиях на востоке

Располагая сведениями о незаселенности дальневосточной территории и неподвластности местного населения, правительство России в пятидесятые годы девятнадцатого века возбудила перед Китаем вопрос об разграничении территорий. В 1854 году в Пекин были посланы предложения приступить к переговорам. Двадцать восьмого мая 1858 года был заключён Айгуньский договор по которому происходило деление дальневосточных областей. Это был очень важный этап в освоении Дальнего востока в целом. Так как теперь любая экспедиция или даже просто переселенцы обязаны были учитывать принадлежность той или иной территории. В итоге Россия получила дополнительные богатства и поселения с которых можно собирать подати. Исследования же территорий теперь приобретали и аспект разведки полезных ископаемых.  

 Продолжение исследований и освоение территорий

В 1844 году путешествуя по северу и дальним областям Сибири А.Ф. Миддендорф  попал и на реку Амур. Его изыскания позволили установить приблизительный маршрут русла Амура. Он же и его последователь в 1849 году – Г.И. Невельской привели за собой волну русских крестьян и казаков. Теперь изучение и освоение Дальнего востока становилось более расширенным и планомерным. В пятидесятых годах в низовьях Амура уже было образовано два округа – Николаевский и Софийский. Также был образован Уссурийский казачий и Южноуссурийский округи. На эти территории, к началу шестидесятых годов, переселилось более трех тысяч человек. В 1856 году на территории будущей Амурской области было поставлено три русских поста: Зейский, Кумарский и Хинганский, однако активное заселение этих областей началось лишь в 1857 году. Весной того года вниз по Амуру были двинуты первые три сотни вновь сформированного из забайкальцев Амурского конного завода. С 1858 года начался процесс усиленного освоения и заселения Дальнего востока русскими переселенцами. С 1858 по 1869 года на Дальний восток переселилось более тридцати тысяч человек. Около половины всех русских переселенцев составили казаки из соседней Забайкальской области. Теперь каждый день на Дальнем востоке отмечался усиленной разработкой и изучением местности. До тех пор ещё никто так и не составил полной карты Дальнего востока. Хотя попытки это сделать были практически у всех первопроходцев и исследователей. Их изысканиям в этой области препятствовала очень большая площадь территории и крайняя её незаселенность. Только в начале семидесятых годов, благодаря совместным усилиям и по распоряжению лично царя, была составлена очень приблизительная карта основных заселенных районов Дальнего востока. Постройка сибирской железной дороги, начатое в 1891г. и  законченное в 1900 г. сыграла большое значение в экономическом развитии этих районов. Это особенно укрепило позиции российского  государства на  Дальнем  Востоке. На  берегу  Тихого  океана  построили город  и военно-морскую  базу. И  чтобы  ни  у  кого  не возникало  сомнения, что эти  земли  русские, город  назвали  Владивосток.   

Что дало освоение Дальнего востока России

К концу шестидесятых годов девятнадцатого века Дальний восток был уже в значительной мере заселен и освоен выходцами из Сибири и Европейской России. Значительные успехи были достигнуты в Амурской области, куда устремлялась подавляющая масса переселенцев и где с успехом осваивались плодородные земли Амурско-Зейской равнины. Уже к 1869 году Амурская область сделалась житницей всего Дальневосточного края и не только полностью обеспечивала себя хлебом и овощами, но и имела большие излишки. На территории Приморья удельный вес и численность крестьянского населения в конце девятнадцатого века были меньшими, чем в Амурской области, но и здесь размах поселенцев внушал уважение и признание мужественности первопроходцев. Численность местных жителей несмотря, а может быть и именно из-за этого резко уменьшилась. Наладились стабильные торговые отношения с Китаем, что в свою очередь приносило постоянный доход русской казне. Многие китайцы, видя что рядом есть благополучные места в России стали переселяться на Русскую теперь уже, землю. Их гнали с родины неурожаи, малоземелье и поборы чиновников. Даже корейцы, несмотря на строгие законы в своей стране, предусматривающие даже смертную казнь за самовольное переселение, рисковали жизнью, чтобы добраться до русских территорий. В общем и целом исследование и освоение Дальнего востока, получившее свой апогей в середине девятнадцатого века к его концу приобрело довольно спокойный и планомерный характер. А исследование территорий Дальнего востока на предмет наличия полезных ископаемых приносит успех и в наше время. Ещё очень много тайн хранит дальневосточная земля.

Сибирь заселялась в каменном веке. Продвигаясь вдоль Тихоокеанского побережья, люди проникли из Севера в Америку, вышли к Северному ледовитому океану. В 1 тысячелетии нашей эры южные районы входили в Тюркский каганат, Бохай и другие государства. В 13 веке Южная Сибирь подверглась монгольским завоеваниям. Часть территории Сибири входила в Золотую Орду, затем в Тюменское и Сибирские ханства. Походы русских воевод (конец 15 века) и Ермака (конец 16 века) положили начало присоединению Сибири к Российскому государству. Освоение Сибири начали землепроходцы, им принадлежат многие географические открытия, важнейшими из которых в 17 веке были выход к Охотскому морю (1639 - 41) и прохождение Берингова пролива (1648, С. Дежнёв, Ф. А . Попов). Включение в 50-х годах 19 века в состав Российской империи Нижнего Приамурья, Уссурийского края и острова Сахалин создало условия для освоения Дальнего Востока. В 1891 - 1916 года сооружена Транссибирская магистраль, связавшая Дальний Восток и Сибирь с Европейской Россией. Во время Гражданской войны и интервенции 1918 -
Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Наши лучшие предложения!
Забронировать тур
Контакты
Тел./факс:
+7 (395-42) 3-32-31
Моб. тел.
+7 (914) 913-00-42
+7 (950) 101-21-67
WhatsApp/Viber
+7 (914) 913-00-42
info@baikalturizm.com
Навигация
Туры
Цены на туры
Забронировать тур
Как оформить тур
Даты заездов
Памятка для туриста
Анкета
Агентствам
Статьи
Новости
Вопросы и ответы
Обратная связь
Поиск
Логин
Имя

Пароль



Вы не зарегистрированны?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
SEO